10.08.2022

Молитва за Россию

В преддверии Рождества святителя Николая публикуем по материалам газеты «Вятский епархиальный вестник» рассказ Владимира Крупина «Молитва за Россию».

Все наши крестные ходы, начиная с пасхального вокруг храма и заканчивая многодневными, очень важны, без них немыслима православная жизнь. А из них, несомненно, самый значительный и самый трудный — это Великорецкий крестный ход на Вятской земле. О нём знают и на него приезжают со всего земного шара. Нынче были паломники даже из Австралии и Америки. И вся Россия представлена в этом многотрудном шестидневном шествии. Как в шесть дней творения созидались растительный и животный мир и человек, так этот ход утверждает, укрепляет в вере православной воцерковлённых и созидает её у новоначальных.

Многие годы ходил я на Великую, но другие и побольше меня ходили. Легендарная Маргаритушка прошла семьдесят раз, и многие мои знакомые ещё ходят. Я уже нет: отходили мои ноженьки, отпел мой голосок. Но стараюсь всегда проводить крестоходцев, иду с ними первый этап от Вятки до Макарьевской Троицкой церкви. Так и нынче. Прошёл, простился со знакомыми, ещё зашёл на могилку родителей и вернулся. А крестоходцы двинулись дальше, свершать свой подвиг во славу Божию. Море людей. Нас, когда шли в 1992-м, было двести человек, а сейчас идут десятки тысяч трудников.

Всегда в дни крестного хода я мысленно иду вместе с ними. Всё время выхожу на связь со знакомыми. Просыпаюсь часа в два–три ночи, знаю, что они, едва поспав, уже поднимаются, молятся, выходят из домов или палаток, ждут команду к началу движения. Фонарь, крест, хоругви, певчие, священники, икона… Господи, благослови, начинается 16-часовое движение. Мысленно вижу все переходы, привалы, ночлеги. Слышу читаемые на ходу и на остановках акафисты святителю Николаю, советы опытных крестоходцев молодым, как не стереть ноги до кровавых мозолей, а если они появились, как их лечить. Как устилать листочками крапивы или лопуха дно обуви, как стараться не пить сразу много воды, чтобы не ослабеть, а по глоточку. Как на привале скорее лечь и вытянуть ноги, даже приподнять их, чтобы получше отдохнули…

Завершается первый день, начальный переход, который короче последующих, чтобы новоучаствующие в крестном ходе втянулись в него. Но нынешний ход по общему признанию был самый тяжёлый из всех. На второй день пути хлынул дождь. Он всегда бывал, и град случался. Помню, закрывали головы, даже приседали, потому что крепко лупили нас градины размером с лесной орех, а то и больше. Но град-то был и прошёл, а нынче ливень, напоминающий потоп, никак не оканчивался. Именно ливень, не дождь, именно «разверзлись хляби небесные». Сверху — лавина воды, на земле — реки и ручьи, грязь и глина. Стена воды с неба заслоняла окрестности. Не помогали ни зонты, ни накидки. В сапогах вода. Все промокли насквозь. Ещё и похолодало. Люди падали от усталости, но всё-таки вставали и шли. Сушиться было негде.

Нет, это не рассказать, не представить, это надо испытать, чтобы понять подвиг паломников. И как осудить тех немногих, которые сходили с дистанции? Только представьте: лес, поле, и хлещет ливень! А надо всё равно найти в себе силы, чтобы сказать: «Слава Тебе, Господи, по грехам нашим достойное приемлем». Даже близость потопа мерещилась. Дорога была, как река, поля, как озёра, с деревьев лилось. Не осталось на одежде ни единой сухой нитки. Размокло всё, что было в карманах: документы, деньги, телефоны переставали работать. Случались и сердечные приступы, и падения с переломами ног и рук — всё было, только ропота не было, сожаления, мыслей, что могли бы не пойти. Было единое устремление идти и идти к месту обретения иконы Николая Чудотворца, великого святого, покровителя России. А тяжесть пути отсекала ненужные мысли, разговоры, оставляя только молитву. Даже те, кто по немощи и болезни сходили с дистанции, чувствовали себя виноватыми, что не дойдут в этот раз до Великорецкого, плакали и молились, чтобы дожить до следующего крестного хода.

И ещё: в этот раз шло очень много мужчин, в основном в полевой форме. И казаки, и даже полицейские, всегда сопровождавшие крестоходцев, были в этот раз участниками, а не только охранниками крестного хода. Господь испытывал паломников, но они шли и молились за родных и близких, за наших воинов, даже за тех, кто предаёт Россию. Помоги им, Господи, прозреть! Вы, специалисты по России, вы не знаете её. Идите в Великорецкий крестный ход — вот Россия! Всмотритесь в лица идущих: сколько здесь детей, молодёжи, пожилых! Кто они? Кто заставляет их мучиться, страдать, кто? Любовь к Богу и святым Его, любовь к Отечеству, молитва за него. Какие у них просветлённые лица, показывающие чистоту душевных помышлений. Это Россия, это выполнение её исторической миссии — сохранить присутствие Божие на Земле.

И почему говорят о загадочности России и русских? Какая загадочность, когда мы просто и бесхитростно любим Господа, живём с Ним, прощаем своим врагам, но бьёмся с врагами Христа. Теперешние события отчётливо показывают, что идёт не просто война, а схватка света с тьмой, Христа с Велиаром. Запад потерял, лучше сказать, сам отошёл от Христа, а теперь, смутно осознавая, что он утратил самое главное, а мы в России Христа сохранили, ненавидит нас именно за это. Верим, что после перенесённых страданий крестоходцы заработали право на то, что Бог услышит их. А главная молитва их была проста и бесхитростна: «Господи, спаси и сохрани любящую Тебя православную Россию!».

Владимир Крупин

Фото Тамары Рыловой
По материалам газеты «Вятский епархиальный вестник»

Фото

Возврат к списку