14.09.2021

Жемчужина Русского Севера

23 июля после реставрации была торжественно открыта Преображенская церковь на острове Кижи, известный памятник деревянного зодчества, включённый в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Ещё в 1980 году эксперты зафиксировали предаварийное состояние храма, после чего было принято решение о его закрытии, проведены работы для предотвращения возможного обрушения здания. Масштабная реставрация Преображенской церкви началась в 2009 году. На ней трудилось около ста уникальных специалистов. Их опыт понадобится для реставрации более трёх тысяч объектов деревянного зодчества России, нуждающихся в поновлении.

Остров в Онежском озере

Листая семейный альбом, нашла студенческие фотографии тридцатилетней давности. В 1991 году мы, студенты кафедры естествознания, отправились на практику в Карелию. На каком-то судёнышке из г. Петрозаводска приплыли на остров Кижи. Северное лето прохладное, временами моросил дождик, но вдруг выглянуло солнышко и посеребрило главки многоярусной Преображенской церкви. У меня на душе — в то время я не была даже крещена — стало как-то тихо и радостно. Щёлкая затвором фотоаппарата, сделала на память множество снимков… Все эти годы хотелось вновь там побывать, опять увидеть архитектурную жемчужину Русского Севера. По прошествии тридцати лет моё желание осуществилось: одним из пунктов маршрута речного круиза на теплоходе «Дмитрий Фурманов» был остров Кижи.

Онежское озеро встретило нас тишиной водной глади. Наше судно, замедляя ход, осторожно двигалось между маленькими островками. Какое же надо иметь мастерство, чтобы так искусно управлять большим теплоходом, так аккуратно пристать к новому причалу. Недавно сделанные деревянные мостки позволили комфортно сойти на остров, где только что закончился дождь, но ожидаемой, как прежде, грязи мы не увидели. Кижи — это большой музейный комплекс. Попадая сюда, не встретишь бросающегося в глаза новодела, наоборот, всё очень гармонично рисует перед нами картину деревенской жизни прошлых столетий. Нас встречает светский экскурсовод, но нужно сказать, что типичных оговорок при рассказе о храмах, иконах и церковной жизни мы не услышали. Всё было корректно и очень интересно. Остановившись на небольшом пригорке, откуда открывается прекрасный вид на отреставрированный архитектурный ансамбль деревянных церквей, чьи купола отливают серебром в лучах северного солнца, мы любуемся непередаваемой словами красотой и внимательно слушаем историю этого замечательного места.

Кижи — самый известный из 1650 островов Онежского озера. Несмотря на относительно небольшие размеры (длина — пять с половиной километров, ширина — почти полтора километра), на нём находится много достопримечательностей. Часть из них объединена в один из самых масштабных европейских музейных объектов — заповедник «Кижи». Мастерам-реставраторам удалось воссоздать настоящие архитектурные шедевры, которые по праву вошли в золотой фонд ЮНЕСКО. Уникальная красота старинных церквей, достоверность крестьянских жилищ и хозяйственных построек привлекают на остров исследователей и путешественников со всех уголков мира. В древности на этой территории проживали прибалтийско-финские племена, а с XI века она отошла к Новгороду, что привело к распространению христианства в этих северных землях. В XV веке Кижи вместе с новгородскими владениями стали частью Московского государства. На тот период приходятся первые документальные записи о деревянных церквях острова. Уже в следующем столетии Кижи являются культурным центром всего Заонежья и административным центром Спасского погоста, в состав которого входило около 130 поселений.

Чуть позднее остров стал известен изделиями из металла: в 1669 году с обнаружением медной руды здесь началось строительство плавильного завода. В XVII веке среди самых популярных товаров на Тихвинской ярмарке были надёжные кижские ножи, которые почти не тупились и не ржавели. Правда, местное крестьянское население относилось к строительству заводов враждебно из-за масштабного отвода земельных участков и лесных угодий под разработку богатых рудами недр, а также из-за введения для крестьян обязательной работы на плавильнях. Когда их хотели принудить к этому силой, они под предводительством своего старосты напали на возчиков руды и на заводской посёлок с пищалями, бердышами, рогатинами и кистенями. Вскоре вооружённый бунт был подавлен присланным отрядом стрельцов. Так же жёстко расправились с крупным восстанием крестьян в 1769–1771 годах. Но, может быть, благодаря такому противостоянию Кижи сохранили до наших дней свою экологию. Остров покрыт углистым сланцем, «кижским чернозёмом». Также встречается шунгит, которому издревле приписывали целебные свойства. Неудивительно, что и сейчас с севера везут изделия из «аспидного камня».

Из 14 поселений, существовавших на острове в конце XVI века, до наших дней сохранились два — Ямка и Васильево. А когда-то здесь находился указанный в новгородских писцовых книгах Спасский Кижский погост. Погост — это не кладбище (именно в таком значении чаще всего употребляют это слово в наши дни), это административный центр. Сюда приезжали светские и церковные власти, тут проходили ярмарки и праздники. На острове в XVI веке находились Покровская и Преображенская церкви, простые прямоугольные срубы с двускатными кровлями. В следующем столетии они были перестроены и стали представлять из себя многоугольные срубы с приделами и пристройками. К сожалению, весь погост был уничтожен сильным пожаром, и на его месте в 1714 году возвели Преображенский храм, ставший символом победы русского флота в Гангутском сражении во время Северной войны.

Церковь Преображения

Доподлинно не известно имя мастера, её построившего. По одному из преданий, царь Пётр I, проплывая мимо острова, начертил будущий план храма. По другой версии, неизвестному мастеру силуэт будущей церкви привиделся в капельках утренней росы. Мне кажется более правдоподобным предположение, что храм строила артель из 10–12 человек, которой руководил мастер по имени Нестор. По местному преданию, по окончании работ он выбросил свой топор в озеро со словами: «Не было, нет и не будет другой такой церкви». Действительно, таких храмов больше нигде нет!

Кстати, в начале XVIII века глагол «строить» был не в ходу. Избы и храмы «рубили» топором. Это большое мастерство, которое передавалось из поколения в поколение. Сейчас всё проще, так как есть деревообрабатывающие станки, но, что удивительно, рубленые дома стоят гораздо дольше. Преображенская церковь, несмотря на свой почтенный возраст, до сих пор сохранилась, хотя, конечно, часть брёвен пришлось при реставрации заменить. Возможно, причина в том, что мастер видел все нюансы при работе с бревном.

По своему типу храм Преображения Господня относится к восьмериковым ярусным церквям. Двадцать две главки создают ощущение, что строить её было чрезвычайно сложно. На самом деле храм довольно прост и лаконичен. Он основывается на традиционной схеме восьмерика с четырьмя прирубами. Это означает, что в основе церкви лежит восьмигранный сруб. Он-то и помогает создать крестообразный план храма, образованный центральным восьмистенным срубом с четырьмя двухъярусными пристройками-прирубами, обращёнными в стороны света. Сооружения подобного типа называются восьмериком с четырьмя прирубами. Церкви, в основе которых лежала подобная конструкция, были известны на Руси ещё в XIV веке. Если сруб мы себе представляем, то прируб — это пристройка, которая не является одним целым с восьмериком. Она приставляется к основному объёму здания для его увеличения. В храме Преображения Господня прирубы двухступенчатые. На них устанавливается бочка — крыша в виде кокошника, на которой крепится барабан с главкой. Возвышаются главки и на крыше восьмериков.

Самое интересное — основу здания составляют не один, а три восьмигранных сруба: на нижний, самый большой, поставлены ещё два меньшей высоты. Такое решение придало церкви пирамидальную устремлённость, создало ощущение лёгкости. Форма и размеры глав тоже меняются по ярусам, что придаёт своеобразный ритмический рисунок облику храма. Трапезная перекрыта трёхскатной крышей. Вход в церковь выполнен в форме двухвсходного крытого крыльца на консолях. Это делает конструкцию более устойчивой, равномерно распределяя вес на всё основание. Только четверть объёма храма отдана под внутреннее церковное помещение, остальное — это пространство, создающее объём.

В Преображенской церкви использована идея всефасадности, то есть отсутствия одного парадного фасада, их минимум восемь. Получается, что к любой стороне света храм обращён лицом, и это не случайно. Остров Кижи невелик, но вот на соседнем Большом Климецком и в близком Заонежье насчитывалось 130 деревень с общим населением свыше трёх тысяч человек, составлявших приход Кижского погоста. Из любого поселения были заметны главки и кресты высокого храма Преображения Господня. Когда всё это узнаёшь, стоишь буквально с открытым ртом, удивляясь простоте, красоте и оригинальности использованных архитектурных решений.

Храм срублен из карельской сосны, а на покрытие главок, бочек и барабанов ушло тридцать тысяч осиновых лемешин, которые быстро гнили, потому их меняли каждые 25 лет. Мастера делали лемехи одного размера и подтёсывали при необходимости уже в процессе укладки. Лемех изначально крепился деревянными нагелями-стержнями. Только позднее при перестройках и реставрациях стали использовать небольшие гвозди. И сейчас лемешины делают вручную с помощью топора, что мы с большим удовольствием наблюдали: из обычной доски мастер умело создаёт эти своеобразные «чешуйки». На память мы приобрели такой лемех, на котором тот же мастер нарисовал прекрасный вид Кижей.

Когда мы посетили остров, реставрационные работы ещё не были полностью завершены, поэтому нам, к сожалению, не удалось побывать в Преображенской церкви. Просматривая фотографии в интернете, поражаешься её внутренним убранством. Впечатляет четырёхъярусный иконостас на 102 образа, опоясанный позолоченными резными цветами и вьющейся виноградной лозой. Большая часть икон датируется XVIII веком, а «Покров» и «Преображение» написаны в конце XVII столетия. Великолепный расписной потолок венчает изображение Святой Троицы, а также праотцов в окружении Ангелов.

Под покровом Богородицы

Обычно северные погосты имели две церкви, зимнюю и летнюю, а также колокольню. Зимний храм обычно строили меньших размеров, что понятно: удобнее обогревать, да и народ на службы собирался только из ближних деревень. Изначально Покровская церковь в Кижах была одноглавой. Сейчас её венчают девять куполов, один из которых является центральным. Храм, как и церковь Преображения Господня, всефасадный. Фронтонный пояс с зубцами — отличительный декоративный элемент храма, имеющий и практическое значение: он препятствует попаданию на стены осадков. Кстати, если к 22 главкам Преображенской церкви прибавить десять Покровской и крест на колокольне, то получится 33 — по числу лет земной жизни Спасителя.

Радует, что Покровский храм является действующим. Богослужения возобновились в 1990-е годы. По праздникам и в воскресные дни сюда приезжает батюшка из Петрозаводска. Внутри церкви царит та же простота и сдержанность, что и снаружи. К сожалению, первоначальный иконостас не сохранился, поэтому во время реставрационных работ в 1950 году был установлен новый. Нас встретил певчий Покровской церкви, исполнивший произведения из церковного обихода. Как откликнулась на них душа! Захотелось подольше постоять в этом намоленном храме, но, увы, на пребывание в Кижах круизное расписание отвело только три часа.

Во внутреннем дворе сохранилось небольшое старинное кладбище. Здесь похоронен олонецкий крестьянин-сказочник Трофим Рябинин, родоначальник династии былинных сказителей Рябининых, сохранивших для нас в устной форме былины про Илью Муромца и Соловья-разбойника, про Добрыню Никитича и Змея Горыныча и другие. Кстати, многие писатели и поэты побывали на острове в XX веке. О Кижах писали Николай Клюев, Константин Паустовский, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и другие.

Здесь же мы увидели и шатровую колокольню, возведённую в 1863 году на месте более старого сооружения и гармонично вписавшуюся в пространство между Преображенской и Покровской церквями. Ходатайствовал о возведении нового 30-метрового строения священник Стефан Романовский. Четыре стороны колокольни украшают арочные порталы, два из которых — декоративные. К покрытой шатром звоннице ведёт лестница в пять маршей. Интересна ограда церковно-архитектурного комплекса, воссозданная в 1959 году. 300-метровая, на высоком фундаменте, из массивных брёвен, со сторожевой башней и внушительными двустворчатыми воротами, она напоминает настоящую крепость.

Сохраняя старину

В 1920 году церкви Кижского погоста были поставлены на государственный учёт как памятники архитектуры. Осенью 1937 года решением Комиссии по вопросам культа при Президиуме ЦИК СССР службы в Преображенском и Покровском храмах полностью прекратились. Священник Алексий Степанович Петухов (1875–1937), назначенный на приход в 1933 году, в октябре 1937-го был арестован сотрудниками НКВД, признан «участником контрреволюционной повстанческой группы» и расстрелян в ноябре того же года. С тех пор Кижи становятся музеем. К счастью, во время Второй мировой войны храмы не пострадали, потому что остров находился в финской оккупации. Финны бережно относились к памятникам истории и архитектуры. В 1942 году в Кижи даже прибыли исследователи: архитекторы, искусствоведы, этнографы, которые оставили подробное описание церквей, их внутреннего убранства, икон, многие из которых не сохранились до наших дней.

В XX веке особое внимание Преображенской церкви уделяли архитектор и реставратор А.В. Ополовников и художник И.М. Грабарь, состоявший в комиссии по охране памятников искусства. Игорь Эммануилович нашёл способ реставрации храма, который к тому времени значительно обветшал, а часть конструкций требовала замены. В настоящее время в музее-заповеднике «Кижи» действует Всероссийский центр сохранения деревянного зодчества. Сюда приезжают поучиться плотницкому мастерству со всей страны. Многие из прошедших здесь практику затем участвуют в реставрации деревянных храмов Севера.

Знакомясь с островом, мы дошли до церкви Воскрешения Лазаря. Предание гласит, что это один из старейших русских деревянных храмов, которому более шести веков. В Кижи его перевезли в 1959 году. С тех пор церковь несколько раз реставрировали. Сейчас она представляет собой простое и гармоничное сооружение, состоящее из трёх клетей с двускатными крышами. Главное внутреннее убранство — двухъярусный иконостас с образами XVI–XVIII веков.

А вот вдали виднеется часовня Архангела Михаила, которая встречает гостей колокольным звоном. Это старается местный звонарь. Присев на скамейку, с удовольствием слушаю красивую мелодию и любуюсь часовней начала XIX века. Венчает её шатровая колокольня. В музей-заповедник она перевезена в 1961 году из деревни Леликозеро. Внутри часовни находится древний иконостас с образами XVII–XVIII веков, который гармонично перетекает в потолочное изображение Иисуса Христа в окружении праотцов и евангелистов.

Прогулявшись вдоль водной глади озера, останавливаюсь около восьмикрылой ветряной мельницы, одной из сохранившихся в Карелии. Она построена в деревне Волкостров в 1928 году, а через полвека перевезена в Кижи и отреставрирована. Это двухэтажное здание с каменными жерновами. Мельница находится в рабочем состоянии. Внутри есть устройство для регулирования степени помола, а также ларь для готовой муки.

Ещё поразило то, что до сих пор в Кижах применяется трёхпольная система земледелия: озимые, яровые, а третье поле отдыхает под паром. Каждый огород обнесён интересной конструкцией из жердей, закреплённых под углом, чтобы скоту было трудно перепрыгнуть через изгородь. Это фирменный карельский стиль. Музейные работники, одетые, как крестьяне прежних времён, показывают гостям, как правильно закрепить и связать жерди. Нас также познакомили с бытом зажиточных крестьян на примере дома Ошевнева. Это жилище прибыло в Кижи из деревни Ошевнево, амбар — из Коккойла. Вместительный добротный двухэтажный дом украшен резьбой и замысловатыми наличниками с изображением разных символов. Известный реставратор А.В. Ополовников считал, что к этому дому сложно применить слово «изба»: жилище, предназначенное для большой семьи, вмещает горницу, светёлку, две жилые комнаты и парадную залу, а длинная открытая галерея и нарядный балкон дополняют впечатление солидной постройки. При этом внутренняя обстановка отличается простотой, отсутствием излишней декоративности. Лишь вышивка на полотенцах и затейливая роспись на прялке оживляют незамысловатый интерьер, хотя мебель, посуда и разные хозяйственные мелочи очень добротные. Поразил своими размерами огромный чулан на втором этаже, где уместились лодка, сети и различные орудия крестьянского труда…

Три часа в этом удивительном месте пролетели незаметно. Жаль, что из-за ограниченности во времени не получилось дойти до другой части Кижей, где реконструирована карельская деревня. «Наверное, в следующий раз», — так подумалось мне на теплоходе, когда взглядом провожала проплывающие мимо в тишине белых карельских вечеров церкви, дома, мельницы… Умиротворение, которое я испытала здесь, будучи студенткой, вновь посетило моё сердце. Действительно, храмы Преображения Господня и Покрова Божией Матери преображают и покрывают благодатью этого святого места. Кижи по-прежнему влекут меня к себе.

Подготовила Надежда Шаповал
По материалам газеты «Вятский епархиальный вестник»

Фото

Возврат к списку