18.05.2020

Как и зачем в старину вятчане ходили на Великую реку?

Как и зачем в старину вятчане ходили на Великую реку? Таким вопросом задался ключарь Успенского кафедрального собора Трифонова монастыря, преподаватель Вятского Духовного училища, кандидат исторических наук протоиерей Александр Балыбердин и побеседовал с интернет-аудиторией об историческом контексте Великорецкой традиции – о том, как она зародилась и развивалась с того момента, когда в город Хлынов (впоследствии Вятку, ныне Киров) с реки Великой был перенесен чудотворный образ святителя Николая:

Неслучайно судьбой Великорецкой традиции в эти дни интересуются не только вятчане, но также тысячи людей по всему нашему Отечеству, и я буду рад, если этот эфир будет им также интересен и полезен. В том числе для того, чтобы правильно ответить на вызовы, с которыми паломники и все мы столкнулись в этом году в связи с эпидемией коронавируса.

Моя диссертация была посвящена истории хрущевских гонений на Вятской земле и, в частности, истории закрытия и возрождения Великорецкого паломничества. Автор и соавтор книг по истории Православной Вятки, в том числе «Очерков истории Вятской епархии» и коллективной монографии о Великорецкой иконе, за которую ее коллектив в 2008 году был удостоен Всероссийской премии «Просвещение через книгу».

Впервые в Великорецкий крестный ход я пошел в 1997 году, работая в администрации Кировской области. С 2000 года, став священником и секретарем Вятской епархии, ежегодно принимал участие в его организации и проведении. В 2010 году впервые обобщил свои впечатления и размышления в книге «Пешешествия неофита в поисках смысла Великорецкого крестного хода», фрагмент из которой тогда же был опубликован в Журнале Московской Патриархии.

Осенью того же 2010 года в Российском государственном архиве древних актов мной был обнаружен список «Повести о Великорецкой иконе», который был создан в середине XVII века и включает описание более 200 чудес. Благодаря чему мы можем подлинно, буквально из первых уст узнать, как в те годы совершалось Великорецкое паломничество. Впоследствии этот список был мной переписан и опубликован в виде книги «Великорецкие чудеса», которую вы можете легко найти в сети интернет на всех площадках, включая ЛитРес и Google Play. И не скрою, что его детальное изучение значительно изменило мои представления о Великорецкой традиции.

Не знаю, смог ли я убедить вас в том, что уже давно и всерьез изучаю традицию почитания Великорецкой иконы. Впрочем, это не обязательно. Потому что у каждого из нас есть возможность самостоятельно познакомиться с историческими источниками и, в первую очередь, с «Повестями о Великорецкой иконе» и «Повестью о стране Вятской», которые еще сто лет назад были опубликованы замечательным историком Александром Степановичем Верещагиным в сборниках «Трудов Вятской ученой архивной комиссии», благодаря сети интернет ныне доступны каждому из нас. Было бы желание их изучать!

Для чего? Для того чтобы понять, в чем смысл Великорецкого паломничества. И уже исходя из этого, постараться осмыслить свое участие в нем и то, как оно может совершаться. В том числе в столь непростых условиях, как в этом году. Итак, что нам известно? КАК и ЗАЧЕМ в старину вятчане ходили на Великую реку. Постараюсь рассказать обо всем кратко и убедительно. Буквально в нескольких тезисах.

О первом и, пожалуй, самом важном я уже сказал выше – Великорецкое паломничество действительно уходит своими корнями в глубокую древность и всегда привлекало не только вятчан, но также жителей современного Пермского края, Республики Коми, Вологодской, Костромской, Архангельской, Нижегородской областей. То есть Великорецкая традиция никогда не была «чисто вятской», а в результате хождений чудотворного образа в Москву стала поистине всероссийской и остается таковой по сей день. 

Второе. Как вы, должно быть, уже заметили, в своем рассказе я предпочитаю говорить не о крестном ходе, а о паломничестве. Это неслучайно. Потому что более шести веков своей истории вятчане ходили на Великую реку не организованным крестным ходом, а самостоятельно, небольшими группами. Не только в советские годы, когда крестные хода были запрещены, но и раньше. Вплоть до 1990 года, когда после тридцати лет запрета паломничества по требованию властей им пришлось построиться в одну колонну и организованно прийти в Великорецкое. Сначала из соседнего села Чудиново, а затем, когда эта новая практика себя оправдала, из Кирова.

Ни в начале XX века, ни в XIX веке, ни тем более раньше такого не было и быть не могло. Никому из жителей Котельнича, Орлова или Шестаково не могла прийти в голову мысль отправиться за сто и более верст в губернский город Вятку, чтобы там построиться в общую колонну и идти вместе с его жителями на Великую реку. Не только потому, что идти напрямую проще и быстрее. И не только потому, что в это время, как говорят у нас на Вятке, один день год кормит, и, пропустив неделю в мае, зимой можно было остаться без хлеба.

Но также потому, что сами вятчане на Великую реку всем городом не ходили. Ни в древности, ни сто лет назад. Традиция была другой. Горожане провожали чудотворный образ до реки Вятки, служившей естественной границей города, где с ним прощались. Как с самим святителем Николаем. После чего с иконой оставались только священники и «избранные горожане», помогавшие первым доставить чудотворный образ в село Великорецкое. До последней четверти XVIII века – по реке, затем по суше, через села Бобинского и Великорецкого станов. Вперед и обратно.

Спустя несколько дней, когда икона возвращалась с Великой реки, жители Вятки снова встречали ее как самого святителя Николая, у села Филейского и, обойдя крестным ходом город, торжественно вносили чудотворный образ в Кремль и ставили в Кафедральном соборе, где она находилась до следующего паломничества. О чем в «Повести о Великорецкой иконе» сказано: «И паки в Богоспасаемый град Хлынов с Великой реки пришедши, узакониша сретение чудотворному образу, не дошед до града Хлынова за пять поприщ, на месте рекомом Филейка».

Так было при первой встрече чудотворной иконы. Так же продолжалось из года в год, веками. Поэтому утверждение, что «вятчане веками ходили в крестный ход, поэтому в этом году в него также непременно надо идти», исторически не обосновано. Еще раз повторю – ходили не в крестный ход, а в паломничество. И не все вятчане, а только священники и их помощники – «избранные горожане». Остальные икону провожали и встречали. Причем, вовсе не из лени, а потому, что когда-то именно так, с помощью священников и избранных горожан, чудотворный образ был впервые принесен с Великой реки в город Хлынов. И теперь их потомки из года в год повторяли или, говоря языком науки, актуализировали эту историю.

Возможно, услышав об этом, кто-то воскликнет: «А как же древний обет? Разве жители Хлынова-Вятки не обещали ежегодно ходить на Великую реку?». И будет удивлен, услышав: «Нет! Ходить не обещали». Точнее, обещали не ходить, а «ездить», что на языке старинных летописцев означает «плавать». Если же учесть, что в те далекие времена реки были порой единственными дорогами, а лодки – самым быстрым средством передвижения, то в наши дни обещание «ездить» вполне можно было бы понимать буквально – приезжать с иконой на то самое место, где она прославилась первыми чудесами, чтобы потомки тех самых Великорецких жителей могли снова встретиться с чудотворным образом и самим святителем Николаем.

Об этом же говорит само название иконы – Великорецкая, а не Хлыновская или Вятская. Несмотря на то, что уже много веков она пребывает в Хлынове-Вятке-Кирове, где также прославилась множеством чудес. Великорецкая, то есть по-прежнему все еще принадлежащая жителям Великой реки, в утешение и помощь которым когда-то она была дана. О чем в «Повести о стране Вятской сказано», что «восхоте Г[оспо]дь Б[о]гъ святителя Николая чюдотворца образ его святый явити чудесне человеком новопоселившимся от разных стран и пребывающим в самовластии, скудно веру христианскую имущимъ и церквей в уезде нигде не имущее».

Неслучайно, как сказано в «Повести о Великорецкой иконе», когда великорецкий священник, опасаясь вражеского набега, единолично решил перенести чудотворный образ в Хлынов, под защиту его крепких стен, то он не смог сдвинуть чудотворный образ с места. Поскольку не ему одному эта икона была послана Богом, а всем людям.

Не поняв этого, священник отправился в Хлынов и привел с собой несколько знакомых ему клириков, но история повторилась – они не смогли сдвинуть икону с места. Поскольку, повторю, судьбу чудотворного образа было дано решать не им одним, а всем местным жителям.

И лишь когда вятчане пообещали ежегодно доставлять чудотворный образ на его первое чудотворное место, великорецкие жители с этим согласились и отпустили свою драгоценную святыню в Хлынов. О чем в «Повести о Великорецкой иконе» сказано: «Града же Хлынова людие обещашася поститися второе, чтобы в Троицы славимый Бог наш и святый Николае изволил чюдотворному образу быть во граде, а где проявися чюдотворная икона, на Великую реку с чюдотворным образом обещашася ездити по вся годы и тамо праздновати … и послаша священиков паки и с ними избранных людей».

Как именно доставлять святой образ на его первое чудотворное место – на лодках или пешком – для них это было не важно. Главное, помнить о тех, кому эта икона была дана – Великорецких жителях, и видеть в них не отсталых селян, а своих братьев и сестер.

Потому и данный хлыновцами обет всегда был и сегодня остается обетом не хождения, а братолюбия. А как именно может быть доставлена на Великую реку икона – это вопрос второй. Главное, чтобы ко всем, кто в этом участвует, отнестись по-братски, с любовью.

Означает ли это, что все эти годы мы занимались чем-то не тем? Вовсе нет! За тридцать лет своей новейшей истории, когда Великорецкое паломничество осуществлялось в виде Всероссийского крестного хода, для тысяч его участников он стал подлинной школой веры, надежды и любви. Счастье, что это нам было дано.

В этом году дано другое, в том числе дано внимательнее вглядеться в древнюю традицию, задуматься над ее смыслом и тем, ради чего мы в ней участвуем, что делает нас православными? В каком-то смысле это своего рода экзамен. Не только для тех, кто уже много лет ходит в крестный ход или его организует. Для всех нас.

И я буду рад, если мой краткий рассказ об истории Великорецкого паломничества, о том, как и зачем в старину вятчане ходили на Великую реку, поможет вам сделать верный выбор и принять правильное решение. Исходя из подлинной истории и смысла этой традиции, который, как было сказано выше, заключается не в хождении, а в братолюбии. В том, чтобы, по слову Апостола, все делать с любовью.

С приближающимся праздником святителя Николая, друзья!

Возврат к списку