16.07.2019

Вятская молитвенница

На нашей Вятской земле в каждом храме обязательно есть икона Собора Вятских святых, но на ней до сих пор нет лика замечательной подвижницы и молитвенницы игумении Февронии (Юферевой). А между тем память о ней живет и это является лучшим свидетельством ее святости. Я не могу сказать за всех верующих людей Вятки и не стану рассказывать сейчас обо всех исцелениях и помощи, которые получали люди, обращаясь к ней при жизни и после ее смерти и их свидетельствах. Я могу лишь рассказать о себе, зачем лично мне это надо, почему среди Собора Вятских святых я очень хочу увидеть и лик игумении Февронии.

Сложно объяснить, как произошло, что, прочитав то немногое о ней, что было написано в книге о вятских святых и подвижниках, а потом уже дополнительно разыскивая в архивах материалы о ней, я «приклеилась» сердцем именно к этой нашей вятской молитвеннице. Я даже не сразу и поняла, что такое особенное меня поразило в ней… Есть удивительный рассказ об игуменье, как на ее руку села и долго-долго сидела и пела птичка. Не ручная канарейка, просто обычная пугливая лесная пичужка… Что могло ее привлечь так, что она забыла свою врожденную птичью осторожность? Наверное, искренность, чистота, доброе сердце матушки и бесхитростность, такая же как у самой птички – твари Божией.

И ещё две вещи поразили меня. Одна – её единственное, дошедшее до нас письмо к родственнице. Матушка выросла в глухой вятской деревне, она не заканчивала никаких духовных заведений. Но суть и законы духовной жизни одни в городе и в деревне, и какую бы святоотеческую книгу мы бы ни стали читать, и в каком бы веке ни жил её автор - все православные святые говорят согласно о сущности духовной жизни. И вот так, как написала матушка Феврония в своём единственном, дошедшем до нас письме о терпении жизненных испытаний, о смирении - так написать мог человек, только сам опытно прошедший через это, сам живущий жизнью духовной.

Второе – это почитание и живая память о ней, пронесенные людьми через поколения. На могилу матушки я пришла в первый раз зимой. Беспокоилась – как же я найду её, ведь я вообще ни разу не была на Филейском кладбище. Но всё оказалось точно так, как было написано в теперь уже далёком 1959 году в областной газете «Кировская правда» - к могиле матушки вела паломническая тропа. Как ни старалась власть в прошлые годы вытравить память об игуменье, ничего из этого не вышло. Тропа была протоптана через сугробы и отмечена яркими флажками. Почти 100 лет прошло с того времени гонений на Церковь и веру, когда пострадала игуменья Феврония. За это время, наверное, покрылось пылью в архиве политических репрессий её дело, в котором нет вразумительных документов, свидетельствующих о её вине. За это время сменилось уже не одно поколение верующих и неверующих вятских людей, но её помнят, почитают и приходят поклониться к ней на могилу до сих пор.

Не просто так и не зря жива и держится через годы эта память. В том своём единственном письме она написала: «Что вы просили, отъ избытка сердца, написала вамъ я грешная, на все вопросы ваши. Остаюсь молитвенница за вас игумения Феврония с сестрами Покровской женской общины». Она обещала молиться за нас и непременно сдержала своё слово. Может быть поэтому мы и помним о ней, не забыли её, и эта память держится её молитвой за нас, за своих - вятских, и та проторённая тропочка ведёт вовсе не просто к её могиле, но – от её сердца к нашим?

Среди моего поколения множество людей, приходящих к вере и воцерковляющихся далеко не в детском возрасте. Когда родители приводят ребенка в храм в младенчестве, храм становится незаметно и естественно родным домом. Но когда приходишь в храм, будучи взрослым, приходишь один… всё происходит совсем не так. Вот когда в миру человек устраивается на работу, он приходит в отдел кадров. И отдел кадров по-разному на человека смотрит: откуда и как он пришёл, его знают и рекомендуют или нет, он – человек «с улицы». Вот так и я, пришедши впервые в храм, была тем человеком «с улицы». И так важно, оказалось, знать и понять, что ты совсем не один, что там, в небесном «отделе кадров», у тебя есть заступники, помощники, молитвенники и рекомендатели. В этот момент, православие и вера перестают быть чем-то отдельным от тебя и твоей жизни, но становятся собственно твоей, лично твоей жизнью. А икона перестает быть просто картинкой на картоне или доске, и православие оживает для тебя в лицах.

Не должны мы забывать своих молитвенников, потому я и решилась написать это открытое письмо, в котором прошу всех неравнодушных вятских людей поддержать меня – прислать обращения с прошением о канонизации игумении Февронии, чтобы не угасла наша память о ней, но переросла в благодарность.

прихожанка храма Преображения Господня
Людмила Леонидовна Куликова

Фото

Возврат к списку